Бозинген / Казахские сказки — Қазақ ертегілері / ..О животных
rus / eng / kaz


Казахские народные сказки (қазақша ертегі) и легенды не похожи на сказки других народов мира В разделе собраны сказки на русском и на казахском языках (казакша)











Казахские сказки — Қазақ ертегілері / ..О животных

Назад

Бозинген


Но не выходят старик со старухой. Вместо них показываются две девочки-подростка и так говорят джигитам:
Склоны холмов уж травою покрылись. 
То-то привольно житье для скотины! 
Если вопрос задают нам джигиты, 
Можем ли мы на него не ответить? 
В том, что случилось, никто не повинен-
Только пора полнолунья настала,— 
Месяц двенадцатый был на исходе,— 
Время пришло Бозинген разродиться, 
Но верблюдица, чтоб пусто ей было.
Вдруг перед самым окотом пропала. 
Тут и пришлось старику со старухой 
Выйти на поиски глупой беглянки. 
В их-то летах да бродить по дорогам! 
Сил бы хватило назад возвернуться.

«Выходит, верблюдицу никто не продавал. Сама убежала перед окотом,— так решили джигиты.— И караванщики, стало быть, нас обма­нули. Теперь пока мы доберемся до стоянки, их и след простынет»,— стояли они, погруженные в печальные мысли.
Но тут приспело время кормления верблюжонка, и он стал громко кричать. Услышав его голос, джигиты сказали девочкам-подросткам:
Ласки родительницы не узнавший. 
Плачет в разлуке бота-верблюжонок. 
Криком исходит и мать-верблюдица. 
В горе их ввергли старик и старуха. 
Все таки этот рыдающий голос, 
Эти сиротские крики и слезы
Нам говорят: верблюжонок не умер. 
Жив верблюжонок! Хоть этому рады...

Не в силах вынести упреков, вышли тогда старик со старухой и с мольбой в голосе обратились к джигитам:
— Простите вину нашу!—И рассказали они им все, как было.
Разобравшись в случившемся, джигиты поняли, что старики не ви­новаты и простили их.
Взяли они шестьдесят монет и, погоняя коней днем и ночью, добра­лись до того места, где остановился караван. Караванщики уже собирались в путь. Заплатив деньги, джигиты взяли верблюдицу. Идя за ними, стала рыдать Бозинген:

«Жив или мертв мои верблюжонок?»
Верить ли мне в долгожданную радость?
В сердце моем оживает надежда.
С мига того, когда нас разлучили,
Сколько уж дней провела я в рыданьях?
Жив ли, здоров ли бота-несмышленыш?
Будет ли встреча моя с ним счастливой,
Радость иль горе в конце поджидает?
Пусть этот путь приведет меня к дому.
От караванщиков — дальше и дальше —
Я возвращаюсь благополучно.
В муках родившая верблюжонка.
Скоро ль увижу его невредимым?
Тот караван, пусть он проклятым будет,
Силы по капельке выжал из тела,
Ноет спина от кровавых мозолен.
Но, как подумаю о верблюжонке,
Льются из глаз моих жгучие слезы:
Жив ли бота ненаглядный, родимый?
Прежнею статной и гордой походкой
Я возвращаюсь к родному аулу.
Только одно меня в жизни пугает:
Шкуру верблюжью застать вместо сына.
Снова готовятся стать матерями
И верблюдицы, и овцы в отарах.
Время летит —для меня ж с верблюжонком
Злою рукой остановлено время.
Глядя назад, шла путем караванным.
Сколько земель я чужих повидала.
Сколько они моих слышали жалоб!
Долго ли, коротко все продолжалось.
Но Бозинген и поныне горюет.
В плаче моем безутешном повинны
Злые аульные лиходеи.

Так, говоря о своих страданиях, шла Бозинген На подходе к аулу, издали увидев своего верблюжонка, она зарыдала от радости:

День неужели настал долгожданный 
К теплым сосцам припадет верблюжонок?! 
День неужели настал долгожданный — 
Будем пощипывать травку на воле? 
Мои верблюжонок родной неужели 
Станет когда-нибудь полной луною?! 
Я ли его поведу за собою 
К травам, растущим по склону оврага? 
И неужели мне выпадет счастье 
С ним на просторе степном порезвиться? 
И молоком материнским насытясь, 
Будешь ли счастлив отныне со мною. 
Мои дорогой, мои родной, ненаглядный?! 
Ты, поддевая овечьи орешки, 
Сочные стебли пощипывать станешь. 
Или уткнешься в разбухшее вымя, 
Что ни с каким бурдюком не сравнится 
Мой дорогой, мой родной, ненаглядный,
Только бы не было больших несчастий! 
Пусть не придется шелковую нитку, 
В ноздри продетую, в пыль опускать мне. 
Жду, когда весть разнесут по округе, 
Что принесла Бозинген Багланбаю 
Золотошерстого верблюжонка! 
Плача от радости, я б развязала 
Нитку шелковую, вдетую в ноздри. 
О, поскорее бы всех облетела 
Весть: принесла Бозннген Багланбаю 
Серебробедрого верблюжонка! 
И неужели то утро настанет: 
Я и малыш мой, ласкаясь друг к другу, 
В дом Багланбая отправимся вместе? 
Мой дорогой, мой родной, ненаглядный, 
Только бы не было больших несчастий! 
Жду-не дождусь лучезарного полдня; 
Любят в пыли поваляться верблюды, 
К ним отведу своего малыша я. 
Глядя, как ты на приволье резвишься. 
Буду тобою, бота, любоваться. 
День наступающий радость подарит. 
Стану будить я тебя на рассвете, 
Шерстку покусывая губами...

И рыдающая Бозинген насилу успокоилась, прижавшись к своему верблюжонку.

Источник: ertegi.ru


3545