Бозинген / Казахские сказки — Қазақ ертегілері / ..О животных
rus / eng / kaz


В разделе собраны сказки на русском и на казахском языках (казакша) Казахские народные сказки (қазақша ертегі) и легенды не похожи на сказки других народов мира











Казахские сказки — Қазақ ертегілері / ..О животных

Назад

Бозинген


***

Капают слезы с груди верблюдицы. 
Всех опросила из птиц пролетавших. 
Грусть и тоску свою по верблюжонку 
Просит она донести до аула, 
Чтобы узнали старик со старухой 
Жгучую горесть, кипящую в сердце. 
Выполнить просьбу ее обещая, 
Крыльями птицы качнули в полете. 
Горы и камни наполнились гулом 
От состраданья к беде материнской.

К каждой пролетающей птице обращалась Бозинген с одним и тем же вопросом, но ни одна не дала ей ответа. И тогда, решив, что верблю­жонка уже нет в живых, Бозинген зарыдала:

Я, потерявшая верблюжонка, 
Шедшая только вперед, но с оглядкой, 
Дни проводящая в горьких рыданьях, 
В чем виновата я, в чем провинилась? 
Льются потоком из глаз моих слезы, 
Бельмами скоро закроются очи. 
Я б согласилась и вовсе ослепнуть. 
Если бы знать, что мольбою горячей 
Можно на миг оживить верблюжонка. 
Свидеться с ним суждено ли, кто знает?

Так, рыдая, продолжала она следовать за караваном.
Долгий путь утомил животных, и караванщики решили дать им отдохнуть дней пять-шесть, накормить их вволю, заодно и самим под­крепиться.
У Багланбая было два сына. Очи возвращались домой с базара, где продали свой скот, как вдруг услышали по дороге рыдания Бозинген. Узнав ее голос, удивились:
— Как она могла здесь оказаться? Неужели увязалась за кара­ваном?
Поручив спутникам присмотреть за своей поклажей, сами отправи­лись на поиски. Везде побывали, много разного скота увидели, пока наконец не набрели на верблюдицу.
— Поймаем ее да и пойдем восвояси,— решили они поначалу, но потом передумали:— Нет, стыдно будет. Лучше постараться выяснить, в чем дело.— И они отправились к караванщикам.
Мир вам, почтеннейшие аксакалы! 
Золотом и серебром нагруженный, 
Ваш караван отдыхает в дороге. 
Все вы объездили, все обходили, 
Ночи в беседах с луной коротая. 
Кто ж Бозинген караванщикам продал? 
Сам Багланбай не решился б на это. 
Видя, как золото вы нагружали, 
Даже луна, застыдившись, исчезла. 
Где же он, тот человек, подскажите, 
Кто верблюдицу вам продал чужую? 
бы ее сосунка-верблюжонка 
Краешком глаза хотя бы увидеть. 
Словно отбившийся лебедь от стан. 
Тонкую шею согнув по-лебяжьи.
Плачет, должно быть, малыш безутешно. 
Жив ли он хоть, иль давно уже умер? 
...У Багланбая была верблюдица. 
Бывшая многие годы бесплодной. 
Чтобы она принесла верблюжонка. 
Пышным ковром ее в зной укрывали. 
Шелковым взнуздывали недоуздком, 
В землю украшенный тонкой резьбою 
Колышек вбили, поставив на привязь. 
Чтобы она принесла верблюжонка, 
Наняли к ней старика и старуху. 
Кто же заставил продать верблюдицу? 
Если б мы, вечера не дожидаясь. 
Тут же назад жеребцов завернули 
С тем, чтобы все там доподлинно вызнать, 
Вы, караванщики, будете ждать нас? 
Дней бы семи нам, пожалуй, хватило. 
Вихрем в становье родное помчимся. 
Сыщем на шумном базаре торговцев. 
Деньги вернем и обратно прискачем. 
Вы Бозинген нам тогда отдадите?

Отвечает им караван-баши:
— Во многих больших городах побывали мы. И когда уже начали подумывать о возвращении, какой-то человек продал нам верблюдицу за шестьдесят дильда. Если все, что вы рассказали, правда, не станем брать грел на душу, подождем вас десять дней. Привозите деньги и забирайте назад вашу Бозинген. Но дольше десяти дней ждать не будем. Не обессудьте, если останетесь ни с чем.
Пять дней скакали без остановки два брата, пока не добрались наконец до старика со старухой. Те, издалека завидев всадников, спря­тались.
Джигиты, приехав в аул, спросили:

Одолев пятидневное расстоянье. 
Вороных жеребцов мы едва не изгнали. 
Бозинген, где она? Пусть старик и старуха. 
Не скрывая, про асе, что случилось, расскажут.

3545