Бозинген / Казахские сказки — Қазақ ертегілері / ..О животных
rus / eng / kaz


В разделе собраны сказки на русском и на казахском языках (казакша) Казахские народные сказки (қазақша ертегі) и легенды не похожи на сказки других народов мира











Казахские сказки — Қазақ ертегілері / ..О животных

Назад

Бозинген

В давние времена один человек по имени Багланбай держал у се­бя верблюдицу — Бозинген. Всем была хороша верблюдица, только вот не было от нее ни разу припло­да. Обратился однажды Багланбай к жителям аула:
— Не дождаться, видно, мне верблюжонка от Бозинген. Не посо­ветуете ли, что делать?
Ничего путного не услышал он в ответ от собравшихся аулчан. Только один мальчик-сирота, жавшийся к порогу, сказал:

Кланяюсь низко сородичам знатным.
Те, кто сиротскою долей отмечен,—
Хватит ли вам, аксакалы, терпенья 
Выслушать речь бедняка -сиротины? 
Если меня не осыпите бранью
Я возвращусь и счастливым, и сытым. 
...Вы Бозинген заберите из стада. 
Пышным ковром ее сразу накройте,
В ноздри проденьте шелковую нитку
И к частоколу поставьте на привязь.
Пусть за ней ходят старик и старуха. 
Пусть ни на миг с нее глаз не спускают. 
Пусть не жалеют любви и заботы.

***

Мальчика речи пришлись всем по нраву. 
Вскоре в аул привели верблюдицу. 
Пышным укрыли ковром домотканным. 
Нитку шелковую в ноздри продели, 
Колышек вбили, резьбою увитый.
Чтобы следили за ней неусыпно.

Прошло двенадцать месяцев, настала пора Бозинген разродиться. И вот в один прекрасный день принесла она верблюжонка, золотоголового, серебробедрого. Обрадовались старик со старухой и пошли бы­ло просить суинши у Багланбая, но попались им на пути аульные про­ныры торговцы.
— Куда направляетесь?
Отвечают им старик со старухой:
— Идем получить суинши у Багланбая. Верблюдица его принесла верблюжонка — золотоголового, серебробедрого. Торговцы в ответ:
- Оттого, что вы пойдете и получите суинши, счастливей станете, что ли? Не лучше ли продать верблюдицу и поделить деньги поровну? А потом и верблюжонка, спрятав его до поры до времени за семью же­лезными замками, продать, когда подрастет.
Не хотели соглашаться старик и старуха, да шутки с купцами пло­хи — пригрозили убить. Тогда делать нечего, пришлось согласиться.
Повели Бозинген на базар, продали караванщикам. Те, привязав к своим верблюдам, повели Бозинген за собой. Плача, тоскуя по оставлен­ному верблюжонку, говорит верблюдица купцам-караванщикам:

С первого дня, как на свет появилась, 
Было одно мне знакомо желанье. 
Все претерпела детеныша ради: 
В знойную пору ковром укрывалась. 
Перьями филина лоб украшала, 
Мучила ноздри шелковою ниткой. 
Всякого встречного слезно молила, 
Чтоб вразумил меня добрым советом. 
Разве ж такого ждала я исхода — 
Проданной быть торгашом на базаре? 
Счастья единственного лишившись, 
Чем заслужила тяжелую кару?

 

Небом безоблачным мне ль любоваться? 
Где мой бота, по нему я тоскую! 
И за чужим караваном ступая, 
Слезы из глаз моих льются на землю, 
Льются из вымени млечные струйки. 
Ведь долгожданного мной верблюжонка 
Досыта я накормить не успела! 
И оттого, что лишилась отрады, 
Черный огонь иссушает утробу, 
Нервы сдают постепенно и млеет 
Тело от нежности неутоленной.

Вечером караванщики остановились на ночлег. Переполненная тос­кой, причитая и плача, обратилась Бозинген к пролетающим птицам:

Вы, что летаете вольно по небу. 
Ты, пустельга, ты, стремительный сокол, 
Утром насытившись кормом-добычей, 
В полдень взмываете в синие дали. 
Где-нибудь, пусть далеко или близко. 
Вам не пришлось ли случайно приметить 
В шумной толпе сироту-верблюжонка, 
Крики которого всем надоели. 
Плачет, страдает, томится который?
«Нет, не видали»,—ответили птицы.
Сокол с летящей вослед пустельгою.
В небе высоком летая кругами, 
Падаешь камнем, завидев добычу,
Ждешь, когда к ней подоспеет хозяин... 
Беркут мой, с крыльями в черных накрапах, 
Ты, из далеких краев прилетевший, 
Видел ли плачущего верблюжонка? 
Может, его продают на базаре? 
Голоден он и никем не ухожен! 
Ты верблюжонка такого не видел? 
«Нет, не припомню»,—ответил ей беркут.
Гордый орел, над землею парящий, 
Тот, кого люди по праву назвали 
Лучшей из птиц и царем всех пернатых, 
Ты не видал ли поникшего в горе 
Вечно тоскующего верблюжонка?
Ты сироту-верблюжонка не видел?
Ты, кому ведомы тайны ночные, 
Мудрый, с глазами горящими филин, 
Издалека прилетел ли к нам нынче? 
Может, ты, филин, и высмотрел где-то: 
Шею свою по-лебяжьи согнувши, 
Плачет в ночи сирота-верблюжонок, 
Криком отчаянным мать призывая? 
Филин в ответ: «Верблюжонка? Какого?»

2393