Ер-тостик / Казахские сказки — Қазақ ертегілері / На русском языке
rus / eng / kaz


В разделе собраны сказки на русском и на казахском языках (казакша) Казахские народные сказки (қазақша ертегі) и легенды не похожи на сказки других народов мира











Казахские сказки — Қазақ ертегілері / На русском языке

Назад

Ер-тостик

 
— Почему он плачет? - Отвечает Кункей:
— Ребенок говорит: «Должно быть, я сын не Шоин-Кулака, а Ер-Тостика. Если бы Шоин-Кулак был родной отец, он мою душу спрятал бы вместе со своей. А он до сих пор скрывает, где находится его душа. Ер-Тостик мне бы давно рассказал!»
Поверил Шоин-Кулак словам Кункей и говорит:
— Пусть не болтает- сынок глупостей. Отец его не Ер-Тостик, а я. Если же сын хочет знать, где моя душа, я ему скажу.
Тут Шоин-Кулак удалил Кункей из юрты, а сам подошел к колыбели и шепчет на ухо сыну:
— Свою душу я при себе не храню. Она далеко отсюда. Возле родника Борык-Булак пасутся дикие козы. Среди них есть Черная коза. В животе она носит девять черных сундучков. В самом маленьком девять цыплят. Это моя душа! А если, сынок, твоей душе тесно в твоем маленьком теле, она может соединиться с моей. Но об этом никто не должен знать. Иначе нас может постигнуть смерть.
Погладил Шоин-Кулак сына по голове, лег в постель и сразу уснул. А Ер-Тостик выбрался потихоньку из ямы и поехал к роднику Борык-Булак. Схоронился он возле водопоя и стал поджидать.
Ровно в полдень прибежали сорок диких коз. Постояли они вблизи родника, понюхали воздух и умчались.
Немного погодя появились новые козы. Посмотрели по сторонам, посовещались между собой и тоже скрылись.
А день стоял жаркий. Жажда сильно мучила животных. Все время стремились козы к воде, да не решались подойти.
Говорит одна коза:
— Возле воды я слышу чужой запах. Другая подтверждает:
— Он похож на запах человека. - А третья добавляет:
— Должно быть, это враг Шоин-Кулака. Услышала Черная коза последние слова и мигом умчалась.
Тогда Ер-Тостик начал успокаивать коз. Сидит в камышах и поет:

Приветствую вас, сорок коз, у чистой, прозрачной воды!
Не вижу я Черной козы: хранитель души, где же ты?
Свободное время найдя, тебя повидать я пришел.
Хранитель души, подойди, явился проведать тебя!
Прозрачна вода в роднике — напейся прозрачной воды!

Ер-Тостика я победил, жену молодую отнял. 
Почуяла запах его? Ко мне от него он пристал! 
Не бойся, скорей подойди, нам надо поговорить! 
Я душу сынка своего доверить желаю тебе. 
Зову я тебя, подойди:—чужого здесь нет никого!

Но не верят козы Ер-Тостику. Стоят в отдалении. Между собой переговариваются. Каждую минуту готовы умчаться. Рассердился Ер-Тостик:

А если у Черной козы доверья к словам моим нет, 
Обиды я ей не прощу! Будь проклято имя мое, 
Имя Шоин-Кулака, коль угрозы не выполню я! 
Пусть гончая лишь прибежит ко мне собака моя, 
Заставлю я ноги тогда у Черной козы ободрать! 
Ручьем чтобы кровь пролилась у Черной трусливой козы!

Посовещались козы и пошли потихоньку к роднику. Но к самой воде не подходят. Притаился Ер-Тостик в камышах. Даже дышать перестал. Приблизились, козы к воде. Осмотрелись по сторонам. Опустили осторожно головы. А Черная коза, самая пугливая, после всех подошла. Тоже голову наклонила. Начала пить.
Утолили козы жажду. Стели уходить одна за другой.
А Черная коза никак напиться не может. Пьет и пьет. Надулся у нее живот от воды. Почти земли стал касаться.
Тут прицелился Ер-Тостик из лука, спустил стрелу и распорол козе живот. Девять черных сундучков выпали на землю. Схватил Ер-Тостик самый маленький, открыл его и видит: девять цыплят ворошатся.
Восьми он сразу же головы свернул, а девятого пощадил. Хотел посмотреть Шоин-Кулака еще живого. Оставил ему девятую часть души.

- Сунул Ер-Тостик черный сундучок с цыпленком себе за пазуху, вскочил на Шалкуйрыка и поскакал в аул Шоин-Кулака.
Встречает его Кункей возле юрты. Спрашивает Ер-Тостик:
— Как Шоин-Кулак?
— Плохо! Чуть живой!
Вошел Ер-Тостик в юрту и видит в ней умирающего Шоин-Кулака. Брови у него шевелятся, и сам чуть дышит.
Усмехается Ер-Тостик:
— Эй, богатырь! Чего лежишь?
Тут Шоин-Кулак как накинется на него! Завязалась борьба. Ер-Тостик рассчитывал быстро одолеть противника. В нем ведь только одна девятая часть души осталась.
Но чувствует он, что к Шоин-Кулаку прежняя сила возвращается. Упал Ер-Тостик на землю. Показалось ему, что гора свалилась на него, а тело словно кто железной решеткой стянул.
Задыхается Ер-Тостик от усталости. Потом обливается. И стал он тут умолять Кункей:

Из подземного царства змея — хана Баны
Проводила одна нас на землю Кункей,
Чтобы рабство найти здесь и тягостный плен
В доме мужа Шоин-Кулака своего.
Реки слез пролила от него ты, Кункей!
Вся надежда моя на тебя лишь сейчас.
Силы слабнут мои, смерть готовит злодей.
Ты приблизься ко мне, не пугайся, Кункей!
Есть за пазухой здесь у меня сундучок,
Ты возьми поскорей и замочек открой.
В нем цыпленок сидит — ему шею сверни,
Умоляю тебя — мне в беде помоги!

Быстро вытащила Кункей из-за пазухи Ер-Тостика черный сундучок. открыла крышку. В нем восемь цыплят сидят и пищат.
Закричал Ер-Тостик в ужасе:
— Рви им головы скорей!
Как только оторвала Кункей голову последнему — Восьмому цыпленку, так Шоин-Кулак сразу же дух испустил.
Тут понял Ер-Тостик, почему к Шоин-Кулаку сила вернулась. Пока шла борьба, цыпленок вывел еще семь цыплят. Хорошо еще, что не восемь! А то с целой душой был бы непобедим Шоин-Кулак!
Прилег усталый Ер-Тостик отдохнуть в юрте Кункей. Вдруг слышит он из колыбели голос сына Шоин-Кулака:
— Не радуйся, Ер-Тостик! Я отомщу тебе за смерть отца!
Тогда Ер-Тостик связал мальчишке руки и ноги „,и вместе с колыбелью бросил в воду.
Уничтожил Ер-Тостик своих врагов, сел на Шалкуйрыка и отправился домой на родину. А здесь отец и братья уже давно забыли о нем. Решили, что погубила его баба-яга.
Только одна Кенжекей не теряла надежды на возвращение Ер-Тостика. Терпеливо ждала она, когда Ак-Тюс принесет верблюжонка. В тот день, как загадала Кенжекей, Ер-Тостик или домой вернется, или узнает она о его смерти.
Однажды утром не нашла Кенжекей Ак-Тюс на обычном месте и отправилась на розыски верблюдицы. Ищет она Ак-Тюс, а сама поет:

В путь дальний, когда отправлялся Ер-Тостик,
То клятву дала ты мне, Ак-Тюс:
Иль в день возвращенья, иль в день его смерти
Принести верблюжонка.
Куда же исчезла сегодня так рано,
Моя Ак-Тюс?
Что сердце верблюжье тебе подсказало?
Муж умер сегодня? Домой ли вернется?
Горюю давно я, не зная покоя.
Утешь мою душу, дай знать поскорее
Мне, Ак-Тюс!

В это время развязался платок на пояснице Кенжекей и запутался в ногах. Насторожилась Кенжекей:
С поясницы моей развязался платок, Развязался платок не случайно! Об Ер-Тостике новость услышать должна — Завязала платок я с загадкой!
Тут наткнулась Кенжекей на Ак-Тюс и увидела возле нее маленького верблюжонка. И тут же показался старик на белой хромой лошади. Платок у Кенжекей совсем свалился с ног.
«Должно быть, старик везет мне извещение о смерти Ер-Тостика!—подумала Кенжекей и заплакала.
Но белая лошадь громко заржала. Сразу узнала Кенжекей Шалкуйрыка. А Ер-Тостик узнал Кенжекей, хотя она тоже была седая и старая.
Обнялись они и сразу помолодели от радостной встречи, превратился Ер-Тостик в молодого жениха, Кенжекей в невесту, а Шалкуйрыку снова стало пять лет.
После веселой свадьбы они жили долго и очень счастливо.

Ссылка на казахскую версию: Ер төстік
Источник: ertegi.ru
24178